Люди разные – проблема одна

17 июня в Общественной палате РФ прошли очередные слушания, посвящённые проблеме религиозно-политических конфликтов на Северном Кавказе.

 

Максим Шевченко, Центр стратегических исследований религии и политики современного мира:

– …Сейчас мы обсуждаем Дагестан. Начать работу я бы хотел соболезнованиями по поводу убийства Максуда-хаджи Садикова. Он был человеком, который умел в своей деятельности и в своих высказываниях соблюдать столь нужную в наше время середину. Он умел найти общий язык со всеми, кто хотел этого диалога. Его убийство является тяжёлым ударом не только для Дагестана, но для всего Северного Кавказа и Российской Федерации. Каждый погибший ложится тяжёлый виной на души и сердца нас, живущих. Именно поэтому Общественная палата и попросила приехать вас, наши гости из Дагестана. Мне бы хотелось, чтобы на Кавказе реабилитацией ситуации, проблемами мирного национального примирения занимались не силовые структуры, а общественные организации. Почему тема нашей встречи именно Дагестан? Потому что там сейчас формируется новый состав Общественной палаты. Я знаю, что в неё вошли люди, которые представляют самые разные общественные движения Дагестана, политические и национальные группы. И нам кажется, что это очень важное событие. Никто за нас ничего не решит, всё зависит от нас. Наша задача – искать сценарии выхода из этой достаточно очевидной, ясно видимой всеми нами ситуации. Предлагайте ваши варианты. Давайте начнём.

Мухаммад Мухаммадов, заместитель муфтия РД:

– Очень скорбно и печально терять близких людей, особенно тех, кто ведёт за собой простых граждан, воспитывая их нравственно и духовно. Если мы сегодня знаем, кто в действительности убивает, то можно было бы много чего предложить по решению этих проблем. К сожалению, чаще всего списывают на тех, кого невозможно поймать, или на тех, чью вину невозможно доказать. Поэтому пусть лучше эти проблемы пока решают специалисты, расследуя всё от начала до конца, как положено, используя все возможные средства.

Надо отметить, что официальное духовенство республики ведёт диалог на протяжении 20 лет, а именно имамы с джамаатами, преподаватели исламских вузов медресе со студентами, исламское СМИ с общественностью.

ДУМД всегда осуждало действия экстремистского характера, убийства религиозных деятелей. Подобное хотелось бы слышать и от тех, кто ведёт диалог.

Сегодня некоторые СМИ придают тому, что творится в Дагестане и на Северном Кавказе, характер гражданской войны. Знают ли они, что такое гражданская война? Если быть объективными, то можно предположить:  то, что творится в республике, – смута заказного характера. Идёт не гражданская война, а отстреливание видных религиозных и политических деятелей.

Хочу официально заявить, что ДУМД никогда никаким органам не предоставляло списки инакомыслящих, никогда ни на кого не указывало пальцем, чтобы его задержали, или посадили в тюрьму, или же провели в отношении кого-то определённую спецоперацию. Я работаю имамом в мечети имени шейха Шамиля и вижу, как в зале стоят рядом и молятся люди в зелёных тюбетейках, в коротких штанах, с усами и без усов. Это и есть самое лучшее доказательство того, что мы можем спокойно жить рядом и что мы не стреляем друг в друга.

Владимир Васильев, депутат Государственной Думы ФС РФ:

– Вы сегодня олицетворяете надежду не только народов Дагестана, но и всей России. Ситуация непростая, и нет для неё простых решений. Для раскола общества есть целый ряд причин, и вы их хорошо знаете – лучше, чем я. Вопрос: что делать? Первое, что сейчас становится очевидным, – та силовая составляющая, которая была первой реакцией на действия террористов, потому что их действия виделись квинтэссенцией идеи создания халифата, это воспринималось как агрессия, и наше противодействие сил правопорядка носило силовой характер. Кавказ слишком богат, чтобы не нашлись люди, которые хотели бы взять все эти ресурсы и начать использовать, как они считают, более эффективно и правильно. Сейчас пришло понимание того, что можно и нужно уничтожать боевиков, потому что цивилизация не знает другой формы борьбы с терроризмом, нигде в мире нет другой формы. И только правовое государство, опираясь на зрелое общество, может решить те проблемы, о которых мы с вами говорим. Это огромное достижение, что создали Общественную палату в том составе, о которой мы говорим, что есть комиссия по примирению и что вы верите, что проблемы будут решены. Я убеждён, что так и будет.

Хотел бы сказать по поводу упрёков в адрес правоохранительных органов. Россия сейчас проводит реформу и армии и этих органов, и подобные упрёки – реакция на те недостатки, которые есть. Но в то же время я бы не согласился с мнением, что присутствие сил правопорядка из других регионов имеет только негативный характер. В расколотом обществе прикомандированные силы могут быть посредниками, не связанными не с той, ни с другой стороной. Здесь нет простого решения. Давайте объединять ресурс и решать эти вопросы…

По итогам слушаний от Общественной палаты я жду конкретных законодательных предложений, которые обязательно будут рассмотрены депутатами.

Аббас Кебедов, член Общественной палаты Дагестана:

– Мы сейчас, представители ахлю-сунна, включились в процесс консолидации дагестанского общества, который начался с третьего съезда народов Дагестана, и начал его президент Дагестана. Почему происходит в Дагестане то, что происходит? Или власть в России слаба? Убивая людей, нельзя проблему решать. Или по молчаливому согласию государства происходит то, что происходит? Мы, ахлю сунна, ввели своих людей в Общественную палату, и хочу здесь высказать свою скептическую настроенность, чтобы вы знали, что мы были честными. Со времени прохождения съезда и объявления консолидации ни одного более-менее внятного подхода властей не было, ни один человек не спросил нас: «Что вы предлагаете?» Хочу отметить, что между тем гражданский диалог начался. Но решения этим проблемам не видно. Нет поддержки ни от властей, ни от федерального центра.

Сайгидпаша Умаханов, мэр г. Хасавюрт:

– Десять лет мы обсуждаем этот вопрос и говорим одно и то же, каждый хочет красиво выступить, а по решению проблем никто ничего конкретно по сей день не предлагает. Более 95 % дагестанцев хотят видеть Дагестан в составе РФ, и это не секрет сегодня. Даже те, кто в лесу, они не против России воюют, а против несправедливости. Сегодня я не соглашусь с выступающими, которые говорят, что ключ мира у нас в Дагестане и Москва не может нам помочь. Если нам говорят, что наше общество само должно принять решение, тогда надо дать возможность обществу и в выборе руководителей, тогда я соглашусь с этим. А если кадровым вопросом занимается Москва, тогда Москва пусть занимается и этим вопросом тоже. Мы не отделены от Москвы – мы одна целая страна. Я не вижу сегодня сильного противостояния между салафитами и суфистами, эти отношения с каждым днём улучшаются, всё идёт к сближению. Если сегодня будут одинаковые законы ко всем течениям, я думаю, все эти вопросы решатся. Это и есть моё предложение, и Москва должна вмешаться.

Патимат (Айна) Гамзатова, главный редактор газеты «Ас-Салам»:

– Мне понравились слова Владимира Абдуалиевича Васильева: «Слишком богат Кавказ, чтобы не быть симпатичным внешним силам». Да, Кавказ слишком симпатичен и геополитически, и просто своим содержанием, и особенно мне, как коренной жительнице Кавказа. Во всём остальном он такой же, как и все другие регионы России. Люди так же живут, решают свои житейские проблемы, переживают за всё, что происходит вокруг. Затрагивая модную сейчас тему коррупции – сейчас много говорят о ней, – надо подчеркнуть, что на Кавказе она такая же, как и везде. К примеру, чтобы привезти и пронести бомбу в аэропорт «Домодедово» через множество компьютеров и турникетов, дагестанская коррупция мало чем поможет, здесь должны подключиться какие-то местные силы.

Что касается ситуации в Дагестане, хочу выразить общую проблему или боль, как хотите: наши люди устали от бесконечных спецопераций. Вооружённые преступники всегда имели место в истории нашей страны, да и во всём мире их всегда ловили иначе. Мы видели в кино, как объявлялось: «Будьте осторожны, преступник вооружён» или «особо опасен» и т. д. А что происходит теперь? Оцепляется микрорайон, подгоняется бронетехника, у мирных жителей – бесконечный стресс, в итоге из подъезда выводят парня и девушку. Вопрос: а иначе их арестовать нельзя было, если они бандиты? Я предполагаю, что надо, наверное, обратиться к Нургалиеву или к кому-то там ещё, кто может решить этот вопрос, с просьбой: «Пожалуйста, вернитесь к классической поимке вооружённых преступников».

Далее я бы хотела затронуть несколько вопросов, которые поднимались на таких заседаниях до сих пор:

1. В вину ДУМД не раз ставилось то, что эта организация сотрудничает с государством. Теперь я вижу ярких представителей «ахлю-сунна ва-ль джамаа», как они себя называют, за одним столом и с нашим президентом, и с другими госчиновниками. Мне приятно, что они наконец-то поняли, что идти в ногу с государством не так-то плохо, если это приносит пользу мусульманам.

2. ДУМД часто называют суфийской оппозицией дагестанскому ваххабизму, имея в виду, что в ДУМДе работают только мюриды и именно мюриды шейха Саида-афанди. Хочу сказать, что лично у меня в редакции есть работники, которые не то что не мюриды, они даже немусульмане, а есть мусульмане, которые далеко не мюриды.

3. Некоторые присутствующие иногда упрекают в том, что СМИ ДУМД днём и ночью разжигают вражду в Дагестане. Так получилось, что уже семнадцать лет я руковожу СМИ ДУМД, поэтому будет уместным, если я отвечу на это заявление. За эти годы мы, т. е. представители тариката и ваххабизма в Дагестане, многое сказали друг другу. Мы говорили – они отвечали, они говорили – мы отвечали. Теперь мы знаем друг о друге всё: кто как молится, в какую сторону, как одевается, бреет усы и носит платок. Я считаю, что наступило время отделения зёрен от плевел. Сейчас необходимо религиозных людей назвать религиозными, а вымогателей, бандитов, убийц искать, находить и судить по закону. Аббас Кебедов часто говорит о том, что он является последователем течения, которое называется «ахлю сунна ва-ль джамаа». И я, и мои братья, которые присутствуют здесь, – все мы являемся последователями течения «ахлю сунна ва-ль джамаа», а всё остальное – это политика тех, кто хочет видеть Кавказ без кавказцев.

Спасибо.

Соб.инф.

Редакция благодарит Руслана Курбанова за предоставленный видеоматериал для расшифровки.